Все врут друзья мои знакомые слушать

Pianoбой - Все врут текст песни(слова)

все врут друзья мои знакомые слушать

У нас вы можете скачать в формате mp3 и слушать в режиме онлайн бесплатно песню Pianoбой - Все врут,друзья мои Знакомые! # Stream Все врут by Pianoбой from desktop or your mobile device. Слушать PianoBoy - Все врут онлайн бесплатно. Слушать музыку онлайн на Radio.Обозреватель. Музыка на любой вкус!.

Мне нравится тайская еда; я ненавижу фасоль в томате — так работает иррациональная часть. Но она не говорит нам, как сильно или как часто следует хотеть того, чего мы хотим. Иррациональной части, утверждает Аристотель, не знакомо понятие меры. Разум же может соизмерять. А мера, по Аристотелю, лежит в основе любой добродетели. Легко приходящий в ярость и всегда готовый к драке человек не обладает такой добродетелью, как мужество. Не обладает ею и трус. Мужество, как отметил еще Платон, состоит в том, чтобы знать, когда затевать бой, а когда — воздержаться от.

Такое мужество в отношениях с Хаусом часто проявляет Уилсон. Он знает, когда противостоять Хаусу, но знает и когда лучше промолчать и избежать ссоры. Разумеется, просто задействовать мозг тем или иным способом еще не значит вести жизнь, подчиненную разуму.

Решение судоку определенно требует логики и мыслительных навыков, но тот, кто всю свою жизнь только и делал, что решал судоку и ничего больше, Аристотелю бы вряд ли понравился. Хаусовский же талант к разгадыванию медицинских головоломок… да что там талант, хаусовский гений! Деятельность разума выливается в поступки, Хаус это понимает. Только поступки что-то меняют.

И так мы добрались до заключительной цитаты из Аристотеля: По Аристотелю, подчиненная уму жизнь имеет высшую ценность — счастье или благополучие. Так что, даже если Хаус обычно ведет себя так, будто его больше занимает процесс решения хитроумной головоломки, а не последствия решения, разгадывание медицинских загадок должно приносить ему какое-то ощущение счастья — если я прав, то Хаус живет познанной жизнью, жизнью, подчиненной уму.

Кто-то наверняка не согласится с моим выводом, ведь, скажут они, Хаус такой несчастный! Главного героя — гениального, но очень несимпатичного доктора Грегори Хауса — тогда мало кто воспринял иначе, чем просто эгоистичного подонка. В чем секрет его привлекательности?

Как врачебная драма сериал удовлетворяет глубоко укоренившийся в нашей культуре интерес к медицине. Благодаря расследованиям загадочных болезней и главному персонажу, неуловимо напоминающему Шерлока Холмса, сериал дает пищу и нашему извечно тяготеющему к детективным историям разуму.

Привлекательность сериала заключается в личности его непредсказуемого героя, который возбуждает одновременно интерес и антипатию. Философ-экзистенциалист Жан Поль Сартр — хорошо известен своими циничными воззрениями на человеческие отношения, изложенными как в его философских, так и в литературных трудах.

Но, хотя Сартр считает межличностные отношения постоянным источником острейших конфликтов, он все же не отрицает, что эти отношения — необходимая часть нашего бытия.

Текст песни(слова) Pianoбой - Все врут

В этом вопросе Сартр расходится с другим экзистенциалистом, своим современником Мартином Хайдеггером — Оба считают, что мы по своей сути — социальные существа, но Хайдеггер на первый план ставит нашу открытость бытию и другим людям. В противоположность ему Сартр подчеркивает, что другие часто раздражают и мешают нам, и утверждает, что основой человеческих взаимоотношений является конфликт.

Первая причина состоит в том, что другие представляют потенциальную опасность. По Сартру, без вмешательства других люди обычно погружены в. Они не размышляют о своем переживании, они в нем живут.

Они действуют не рефлектируя. Вторжение другого вырывает человека из этого состояния и оказывается не просто неожиданностью, но и угрозой — такова уж жизнь, мы должны добывать ресурсы для выживания и удовлетворения собственных потребностей. А поскольку ресурсы эти не бесконечны, другие — по определению конкуренты, а не коллеги. Более того, хотя объекты могут сопротивляться попыткам ими овладеть, они, как правило, не посягают на автономию индивида.

Люди же это делают сплошь и. В отличие от инертных объектов, люди могут бросать вызов индивиду, отказывая ему в доступе к ресурсам, препятствуя его деятельности или открыто нападая на. Угроза, которую другие представляют для человека, в сериале показана недвусмысленно и во множестве проявлений.

Сам Хаус делает все, что в его силах, чтобы оттолкнуть от себя коллег и пациентов. Особенно это заметно в его отношениях с собственной командой. Хотя Хаус работает в клинической больнице медицинского колледжа и руководит командой молодых специалистов, в нем нет ничего от наставника.

Он беспрестанно шпыняет Кэмерон, Формана, Чейза и претендентов на их места в четвертом сезоневысмеивает их, бранит и постоянно ставит в тупик своими неожиданными вопросами.

Хаус активно старается подорвать их самоуважение и веру в. Но, хотя отношение Хауса к подчиненным никак не пример для подражания, по сравнению с угрозами, которые могут представлять другие, это еще цветочки.

Мы понимаем Хауса и даже в конечном счете сочувствуем ему, потому что объясняем его зловредность постоянной болью.

Любой индивид есть единство разума и тела, но Сартр считает, что людям свойственно идентифицировать себя в большей степени с разумом. Мы склонны представлять себя скорее субъектами действия, чем его объектами, а другие служат болезненным напоминанием о том, что человек — всего лишь тело с набором свойств. Комментируя наш вес, рост и цвет лица, неодобрительно косясь на нашу одежду, люди напоминают нам, часто весьма болезненно, что мы — физические объекты.

PianoBoy – Все врут

Такая объективация происходит прежде всего потому, что другие не могут познать нашу душу, поэтому им проще воспринимать нас как объекты и обращаться с нами соответственно. И здесь Хаус ярко иллюстрирует философские размышления Сартра.

Тенденция превращать людей в объекты очевиднее всего проявляется в его отношении к пациентам, особенно амбулаторным. Эти больные не страдают от загадочных заболеваний, с которыми Хаус имеет дело у себя в кабинете, поэтому они не представляют для него ни малейшего интереса и он воспринимает их как надоедливых мух.

Причем наш любимый доктор, которого Кадди заставляет отрабатывать положенное количество часов в клинике, даже и не старается скрыть свое пренебрежительное отношение. Амбулаторные больные для Хауса — преграда на пути в его пристанище, лабораторию диагностики; и чтобы расчистить себе дорогу, Хаус будет их обманывать, загружать снотворным и даже преждевременно выписывать.

Когда Кадди спрашивает, зачем он дал пациенту лекарство, которое не облегчает его страданий, Хаус беззаботно отвечает: Для Хауса этот человек — словно раздражающая автосигнализация, которую нужно выключить. Последняя причина враждебности к другим, по Сартру, состоит в том, что они лишают индивида ощущения собственного превосходства и контроля над ситуацией.

Они не всегда разделяют наше мнение по поводу того, что действительно важно. Да они даже мир порой видят совсем не так, как мы, и активно сопротивляются нашим попыткам переубедить. Нам это не нравится!

Сартр использует несколько сочных образов, чтобы проиллюстрировать воздействие, которое другое сознание оказывает на душу индивида. В сериале пациенты бросают вызов профессионализму своих врачей, в то время как доктор Грегори Хаус бросает вызов вере пациентов и коллег в сложившиеся медицинские каноны.

Возмутитель спокойствия, индивидуалист до мозга костей, Хаус всех выводит из. Он постоянно противостоит авторитету начальства и переворачивает с ног на голову все, что вынесли из учебных аудиторий его подчиненные. К великому неудовольствию коллег, он часто играючи переступает границы профессиональной и личной этики.

Хотя лечение и прекратило приступы, но высокой ценой: Хаус удалил фрагменты жизни и личности пациента — и, как выясняется в конце эпизода, совершенно напрасно. Чтобы развить свои познавательные способности, эмоциональный интеллект и систему морали то есть качества, которые мы считаем подлинно человеческимилюдям нужно о ком-то заботиться и с кем-то взаимодействовать. Пациенты, приходящие в Принстон-Плейнсборо, нуждаются в профессиональной медицинской помощи, которую могут получить только в больнице.

Страдающие от болезней, которые другие врачи оказались не в состоянии вылечить или даже диагностировать, пациенты зависят от гения Хауса — вот причина, по которой они да и вообще все окружающие готовы его терпеть. Несмотря на пристрастие к наркотикам, несносный характер и отрицание авторитетов, Хаус слишком хорош как врач, чтобы без него обойтись.

Слишком много жизней он может спасти. Когда речь заходит о нашей зависимости от других, особый интерес для Сартра представляют вопросы самосознания и индивидуальности. По Сартру, взаимодействие с другими — необходимое условие возникновения рефлективного сознания.

До встречи с другими люди обладают сознанием, но только после нее обретают полностью реализованное самосознание. Сартр убедительно доказывает это утверждение на примере человека, увлеченно подсматривающего в замочную скважину, пока кто-то не появится в коридоре и, увидев подсматривающего, не превратит его самого в объект.

Хаус и его команда контролируют самосознание пациентов и, диагностируя их болезни, повышают степень их самоосмысления. Интересно, что, благодаря взаимодействию друг с другом, Кадди, Уилсон, Кэмерон, Форман, Чейз и даже сам Хаус становятся более склонными к рефлексии и их самосознание растет.

Хотя сильнее всего влияние других ощутимо в детстве и отрочестве, Сартр подчеркивает, что другие продолжают играть свою роль в формировании идентичности и с наступлением зрелости; так наши личности всю жизнь продолжают изменяться благодаря общественным отношениям.

все врут друзья мои знакомые слушать

Мы выковываем друг друга посредством социальных взаимодействий: Кэмерон, Форман и Чейз как личности формируются в процессе взаимодействия с Хаусом и друг с другом. Хотя не всегда далеко не всегда! Последний пример нашей зависимости от других выставляет нас в еще менее выгодном свете.

Как показывает Сартр, другие вызывают у нас столько же неприятия, сколько приязни. По этой причине мы часто предпочитаем отталкивать людей, а не взаимодействовать с. Тем не менее другие могут помочь справиться с жизненными трудностями, ведь не только люди нас пугают и тревожат.

Свобода ужасает нас так же, как и манит, отсутствие смысла тревожит настолько же, насколько пугает перспектива его обретения, и мы боимся жизни не меньше, чем смерти. Хаус, вместо того чтобы признать свою наркозависимость и безразличие к людям, бежит от ответственности, принимает роль жертвы и использует свой физический недостаток как оправдание и викодиновой наркомании, и сволочизма. Вероятно, из-за своей травмы и пережитой личной потери Хаус сопротивляется близким отношениям и отталкивает любого, кто вторгается в его личное пространство.

Не составляет труда понять, почему он предпочитает объективировать других, вместо того чтобы выстраивать с ними отношения. Кто бы захотел признать себя депрессивным наркоманом, не приспособленным к общественной жизни гением, страдающим хроническими болями и обреченным на пожизненную инвалидность?

Пьеса, действие которой происходит в аду, демонстрирует глубину взаимозависимости людей и остроту тревоги и неприязни, которые они могут друг у друга вызывать. Кроме того, в пьесе хорошо заметны проявления садомазохистских наклонностей, которые, как утверждает Сартр, присущи всем.

История начинается с прибытия в ад некоего Гарсана. Гарсан, оказавшийся в преисподней после расстрела за дезертирство, к своему удивлению обнаруживает, что ад — это не бесконечная камера пыток, а безвкусно и бедно меблированная комната.

Но, конечно же, без истязаний не обойтись. Адом главного героя становятся две женщины, Инес и Эстель. Циничный взгляд Сартра на человеческие отношения пронизывает пьесу. Это очевидно уже из выбора места действия. Как показывает пьеса, жизнь — это ад, и адом ее делает то, что мы вынуждены делить ее с другими. Такие детали, как стены без окон и отсутствие век у персонажей, еще больше подчеркивают неизбежность и самоотрицание общественных отношений.

Герои пьесы не могут отдохнуть друг от друга — им отказано в возможности выглянуть в окно, в солипсическом утешении сна, даже в той краткой передышке, которую дарует моргание век: Глаз увлажняется; мир перестает существовать.

Вы не представляете, как это освежает. Четыре тысячи кратких мгновений отдыха в час. Учитывая, что у героини диплом по философии и религиоведению, трудно не заподозрить, что какие-то диалоги в эпизоде навеяны пьесой Сартра. Итак, Кадди снова заставила Хауса принимать амбулаторных больных. Первая параллель с пьесой Сартра состоит в том, что, за одним исключением, все общение Евы и Хауса происходит в четырех стенах смотрового кабинета и палаты — мест, которых ни один из них не выбирал и где ни один из них не хочет находиться.

Как и герои сартровской пьесы, Ева и Хаус неприятны друг другу и оказываются в ситуации, которой не могут избежать. Хаус, с его фирменной черствостью, мало чем может утешить Еву. Ева, у которой нет никакой экзотической болезни, только психологическая травма, от которой, как верно замечает Хаус, нет лекарства, не представляет для него интереса.

По всем признакам, Ева — пациент из тех, от которых Хаус старается сбежать. Но девушка не оставляет Хаусу такой возможности. В неожиданном порыве, вместо того чтобы самой пуститься наутек от Хауса, Ева требует, чтобы он был ее лечащим врачом. Этот выбор напоминает о решении сартровских персонажей остаться в аду, даже когда у них появляется возможность уйти. Хотя Хаус говорит, что ничем не сможет ей помочь, он остается с Евой.

Подобно пьесе Сартра, этот эпизод демонстрирует одновременно взаимозависимость людей и их антагонизм. Когда Ева снова и снова просит Хауса рассказать о чем-то глубоко личном, Хаус начинает заметно нервничать.

Слушать Все врут PianoBoy - онлайн музыка на Radio.Обозреватель

Он лжет, чтобы ее успокоить, но она ловит его на лжи, и Хаус приходит в такое отчаяние, что загружает Еву снотворным, только чтобы не открываться перед ней у Хауса в отличие от героев пьесы, которым отказано в бегстве друг от друга в сон, в распоряжении целая аптека.

Усыпив Еву, Хаус нечаянно обнаруживает свою потребность в других, обращаясь за советом к коллегам. Роли неожиданно поменялись, и Хаус идет сначала к Уилсону, затем к Кэмерон, Форману и Чейзу, спрашивая у каждого, что ему сказать Еве. К счастью, Хаус дает Еве проснуться, и последовавшая беседа приносит пользу им обоим.

Имя Ева пациентке дано неспроста, она — первая женщина в сериале, которая сумела заставить Хауса открыться, несмотря на его отчаянное сопротивление. Хаус рассказывает Еве свою историю, и к этому его отчасти подтолкнул их диалог о человеческих взаимоотношениях. Настаивая, чтобы Ева не полагалась на него, герой Хью Лори спрашивает: В предпоследней сцене эпизода мы видим Хауса и Еву уже за пределами комнаты, в парке, наконец установившими контакт. Звук стихает, и мы не слышим, о чем они говорят.

Подразумевается, что важно не то, что они говорят, а сам факт их взаимодействия друг с другом. Напряжение между ними исчезло. Сериал демонстрирует противоречивую природу общественных отношений прежде всего на примере главного героя, мизантропа Грегори Хауса, от которого зависят жизни его пациентов. Другие вызывают у нас беспокойство и от младенчества до смерти влияют на нашу личность, помогая определить наш подлинный потенциал как индивидов.

Хотя другие могут приводить нас в ярость, эксплуатировать, даже угрожать нам, без них мы просто не сможем жить. Они помогают нам увидеть себя такими, какие мы есть на самом деле, и тем самым делают нас свободнее.

Человек есть нечто, что должно превзойти. Что сделали вы, чтобы превзойти его? Ницше всю жизнь страдал от целого букета неизвестных болезней и приступов депрессии — случай как раз из тех, что Хаус неделю за неделей разбирает в клинике Принстон-Плейнсборо. Всю жизнь преследовавшие философа, к тридцати годам его болезни обострились настолько, что в году он вынужден был оставить преподавание в университете.

Напоминает нашего доктора Хауса? Подходит он под идеал Ницше? Люди и Сверхчеловеки С одной стороны, Ницше не раз писал, что время сверхчеловека еще не пришло: Сверхчеловек остается идеалом, возможностью, потенциалом: Исходя из того, что никто в настоящее время не соответствует критериям сверхчеловека, нет смысла примерять эту роль к Хаусу.

Однако, когда Ницше пишет о качествах, которыми должен обладать будущий сверхчеловек, он находит их в Наполеоне, Гете, Иисусе, Цезаре и Шекспире. Представим мирок Принстон-Плейнсборо обществом в миниатюре и посмотрим на Хауса в этом контексте.

В Ницше больше от провокатора, чем от пророка. Таков, без сомнения, и Хаус. Ницше часто обвиняет своих читателей в лицемерии и малодушии и призывает их отвергнуть нормы морали. Человек есть нечто, что должно превзойти, и Заратустра спрашивает у всех и одновременно ни у кого: Характер Хауса Хауса как учителя можно рассматривать двояко.

Есть Хаус, который творит свои диагностические чудеса, решая сложные загадки ради самого процесса решения, словно кроссворд.

Можно предположить, что этому Хаусу безразлично обучение его команды и не особо интересно благополучие пациентов. Но есть и другой Хаус, который учит проявлять характер. Хаус хочет, чтобы члены его команды мыслили независимо, чтобы они вышли за рамки того, чему их учили раньше. Для этого им потребуется особая смелость — сохранять независимость и отстаивать свое мнение вопреки больничной субординации и желанию пациентов.

Хаус учит силе и стойкости, которые нужны, чтобы выходить за рамки решений, напечатанных в учебниках, не сдаваться, идти на риск и использовать воображение. Например, Хаус учит наблюдательности и умению задавать пациентам прямые вопросы, даже если эти вопросы кажутся бестактными. Хаус способен увидеть, что пациент лжет — от страха или смущения. Он, как Шерлок Холмс, умеет находить в индивидуальных особенностях пациента ключи к разгадке сложных заболеваний.

Его манеры могут смущать, но, если Хаус не отринет стандартные методы, он подведет пациента, а если не научит своих учеников выходить за рамки медицины в узком смысле слова и традиционной роли врача, он подведет учеников. Хаус являет собой пример человека, наделенного волей и упрямством, необходимыми для того, чтобы подчинить себе и перевернуть сложившийся в медицине порядок.

Хаус — человек неамбициозный и не ищет карьерного роста, чреватого застоем, но, не колеблясь, будет использовать нестандартные ходы и интриги, чтобы помочь своей команде двигаться вперед и находить ключ к самым загадочным случаям.

все врут друзья мои знакомые слушать

Двойные стандарты В каждом эпизоде сериала мы сталкиваемся с проблемой двойных стандартов — Хаусу в порядке исключения сходят с рук нарушения больничных правил и норм. Это прекрасно сочетается с концепцией сверхчеловека Ницше: Мы видели, как Хаус подделывает рецепты, врет и принимает наркотики. Но, что любопытно, Хаус не пытается оправдать свое поведение, ссылаясь на свои достижения и, следовательно, свою ценность для больницы. Стиль Хауса Философия Ницше неразрывно связана с эстетикой, и художник являет, пожалуй, лучший пример сверхчеловека.

Для художника творчество — преодоление, и он может сам стать произведением, как и сверхчеловек превращает свою жизнь в акт самотворения. Стиля в характере Хауса столько, что рядом с ним все остальные в Принстон-Плейнсборо, при всем их многообразии одевающиеся и выражающиеся с одинаковой осторожностью, выглядят бледно и стерильно.

На фоне хаусовских ребяческих проказ и острых словечек их проявления эмоций и попытки шутить совершенно теряются. При этом Ницше утверждает, что человек может формировать свою жизнь в соответствии с несколькими разными, четко определенными стилями. Стиль дело сложное и неуловимое, меняющееся сообразно с обстоятельствами. Нестандартный стиль Хауса создает постоянное напряжение между ним и другими персонажами и безотказно действует на зрителей, вызывая у них невольное восхищение.

Мы завидуем тому, как прямо, просто и без комплексов Хаус выражает свои мысли, как бесцеремонно продвигает свои убеждения и с детской непосредственностью добивается. Как Хаус, сверхчеловек сам конструирует собственную личность. Существуют интерпретации философии Ницше, согласно которым ценность сверхчеловека заключается в нем самом, а не в его вкладе в культуру и цивилизацию, а ценность цивилизации — в том, что она представляет собой почву для развития сверхчеловека.

Об этом пишет Вальтер Кауфман: Кроме того, с точки зрения драматургии сериала уникальность стиля поведения Хауса может объясняться еще одной важной причиной. Нам, зрителям, ненавязчиво напоминают, что в профессии врача главное, а что — шелуха. Аскеза Рассуждения Ницше об аскете, человеке, который практикует самоотречение, могут показаться неожиданными. Казалось бы, для Ницше с его дионисийским принятием жизни во всей ее телесности аскеза должна быть неприемлема.

Но Ницше, осуждая образ жизни аскета в целом, тем не менее находит место и для похвалы возможно, следствие влияния Востока. Ограничения, которые аскет налагает на себя, на самом деле — попытка выжить в полном тягот и страданий мире, где человек — больное животное.

Мотоцикл и джинсы свидетельствуют о его скромном образе жизни. Хаус не замечен в сознательном отказе от потребительских благ, он просто не испытывает к ним интереса. Хауса не интересуют интриги в медицине и за ее пределами. Интерьер его квартиры прост и скромен, и ничто не выдает в гениальном диагносте пристрастия к приобретательству. Эта боль, какой бы ни была ее причина, может быть тем обходным путем, что за счет силы и интенсивности выводит Хауса на прямую дорогу к вершинам.

Как пишут Майкл Сил к и Джозеф Стерн: Определенное сходство Хауса с Эдипом и Прометеем бросается в. Его поступки достойны пусть не героя мифов, но героя в повседневном, обыденном смысле, и, совершая их во благо людей, Хаус восстает против этических норм и исторически сложившихся медицинских регламентов.

В действительности же благородный герой без единого изъяна скучен. Недостатки чуть-чуть приближают его к нам, обычным людям. Унаследовать Землю Немецкий философ Мартин Хайдеггер —много писавший о Ницше, считает, что наша функция заключается в том, чтобы ответить на вопрос: Это свобода от прошлого — от памяти о вине, стыде и горечи, навязываемых европейской моралью. Похоже, у Хауса есть счастливая способность отмахиваться от любого чувства вины за свое поведение.

Более того, он оскорбляет всех со вкусом, уверенно и беззаботно. Как в эту схему вписывается Хаус? Хаус почти не демонстрирует признаков жалости к себе или злопамятности, несмотря ни на пулевые ранения, ни на злосчастное стечение обстоятельств, сделавшее его инвалидом.

Очевидно, что аналога хаусовским кунштюкам в реальном мире. Хаус — это вымысел в вымысле. Регулярность, с которой к нему попадают фантастически трудные случаи, его специализация, должность в штатном расписании и оригинальность его решений лежат за пределами правдоподобия. Поведение и внешность делают его особенным в больничной среде и вне ее одновременно. Команда врачей ставит ему два правдоподобных диагноза, каждый из которых требует своего курса лечения.

Если врачи выберут верное лечение, честь им и хвала, если ошибутся — то будут жалеть о своем решении всю жизнь, хотя дисциплинарного наказания может и не последовать.

Семья пациента будет негодовать — доктора убили их любимого дедушку! Доктора во всем виноваты! Можно ли винить врачей, если у них не было никакой возможности узнать, какой диагноз верен? А если они упустили какой-то маленький симптом? Теперь их можно винить в смерти пациента, даже если другие врачи могли не заметить этот же симптом? Если медики не заслуживают порицания, когда ошибаются с диагнозом, то с какой стати им достаются почести, когда он оказывается верным?

Но — вот ведь парадокс! Например, мы чувствуем, что водитель, который сел за руль пьяным и кого-то задавил, сотворил нечто более ужасное, чем пьяный водитель, который благополучно добрался до дому. Эта проблема сильно усложняет наше представление о механизме моральной ответственности. В то время как осмысление природы удачи и роли неподконтрольных нам факторов издавна составляло часть философии морали, понятие моральной удачи впервые было рассмотрено в двух работах, написанных в году Бернардом Уильямсом [31] и Томасом Нагелем.

А если вспомнить, что на весах — жизни пациентов, очевидно, что для Хауса важен только результат. Время работает против пациента, его состояние быстро ухудшается. Назначат ли они ему новую сыворотку, зная, что ошибка на этот раз точно его убьет?

Обыщут ли они ферму во второй раз в надежде найти ту змею, что укусила пациента, определить ее вид и действовать наверняка, зная, что за время поисков пациент может умереть? Один из студентов замечает, что неверное решение наверняка убьет пациента, и Хаус кивает.

Третий студент начинает говорить, что их нельзя винить за убийство пациента, раз в момент принятия решения не в их власти было знать правильный ответ, и этим демонстрирует свою веру в принцип неподконтрольности, но Хаус обрывает его: Критерий правильности — результат. Намерения не имеют значения. Для Хауса принципа неподконтрольности не существует. Когда Чейз пытается оправдаться тем, что это была небольшая и поэтому не заслуживающая сурового порицания оплошность, Хаус отвечает: Если бы женщина не умерла, промашка была бы менее серьезной.

Тогда можно было бы говорить о банальной рассеянности, и не было бы оснований для созыва больничного комитета по этике. Но смерть пациента превращает невнимательность Чейза в серьезный проступок. От увольнения его спасает смягчающее обстоятельство — стресс, вызванный сообщением о смерти отца, так что наказание ограничивается недельным отстранением от работы и записью в личном деле.

  • Все врут! Учимся «вычислять» людей по их внешнему виду
  • Все врут ,друзья мои... Знакомые! mp3 скачать или слушать бесплатно онлайн, 2 песни
  • Скачать mp3 Pianoбой – Все врут

И эта мысль пугает. Команде Хауса придется рисковать и назначать лечение, которое может не помочь, потому что врачи в любом случае должны что-то предпринимать, а не сидеть сложа руки. Сожаление агента и чувство вины И поскольку лечение не всегда помогает, рано или поздно может случиться, что пациент умрет. Что делать, если поступок приведет к печальным последствиям, предотвратить которые не в нашей власти?

В отличие от обычного сожаления случайных свидетелей, сожаление агента связано с поступками, с ситуациями, в которых мы принимали самое активное участие. Сожаление агента отличается и от раскаяния, которое мы испытываем, когда сделали что-то не так и хотели бы вернуть все назад и исправить.

Оно может прекрасно уживаться с уверенностью, что мы поступили правильно и поступили бы так снова, несмотря на печаль, вызванную неожиданными последствиями.

Чтобы лучше понять разницу, рассмотрим пример из статьи Уильямса: Будь водитель нетрезв, засни он за рулем — его чувства больше напоминали бы раскаяние, сожаление о том, что он вел себя дурно. Друзья и близкие наверняка попытаются его утешить и сделать так, чтобы он меньше переживал из-за случившегося, но Уильямс указывает, что как-то ненормально, если водитель утешится слишком быстро, если его реакция будет слишком слабой. Поскольку смерть ребенка стала результатом его непосредственных действий, водитель должен чувствовать себя ужасно от причастности к гибели ребенка.

Зеваки тоже будут сожалеть о смерти ребенка, но со стороны. Их сожаление — это не сожаление агента.

Все врут ,друзья мои Знакомые! mp3 скачать или слушать бесплатно онлайн, 2 песни

После облучения выясняется, что у девушки на самом деле была инфекция, и из-за того, что лечение уничтожило ее иммунитет, она умрет в течение суток. Процедура принятия решения верна, несмотря на то что пациентка умерла.

Хаус на свой манер тоже пытается утешить Формана: Выпей, ложись спать, а завтра встанешь и все начнешь заново, только будешь умнее. Продолжать действовать как хороший врач важнее, чем испытывать угрызения совести за неверный диагноз, и поэтому Форман должен справиться с чувством вины, чтобы оно не отразилось на его будущих суждениях и действительно, в следующих эпизодах Хаус обеспокоен тем, что затянувшиеся переживания Формана делают его слишком осторожным.

Если, несмотря на все старания, пациент умирает, врач должен двигаться. Хаус говорит, что ему не за что прощать Формана, потому что тот ни в чем не виноват. Их команда спасла многих больных, которых другие врачи потеряли бы, но теряла и будет терять пациентов, которых другие, используй иные методы, могли бы спасти. Смерть — это часть процесса. Пациент умер из-за Формана, и наверняка в практике врача такие случаи еще.

Когда Кэмерон пытается утешить его, он отвечает: Разве ненормально, что я хотя бы некоторое время буду чувствовать себя хреново? Наверняка мы стали бы думать о нем хуже, если бы он с легкостью забыл о случившемся, точно так же, как нам бы не понравилось, что сбивший ребенка водитель в примере Уильямса слишком быстро оправился от потрясения.

Даже Хауса, что бы он там ни говорил Уилсону и Форману, тревожит а это совсем для него нехарактерно! Он сам говорит девушке, что в ее смерти будут виноваты врачи. И отчаянно пытается понять причину ее смерти: Реакция Хауса кажется Форману неуместной, но мы видим, что его чувства выходят за пределы научного любопытства.

Сожаление агента и легкомысленное отношение к случившемуся Однако в целом Хаус больше напоминает водителя, который, сбив человека, не проявляет никакого сожаления агента, если не видит в случившемся своей вины. Современный философ Маргарет Уокер пишет: Ведь люди с библейских времен ни на секунду не прекращают упражнения в обмане окружающих. Взять хотя бы Авраама, который в Египте жену свою Сару всем представлял сестрой ради спасения своей! И даже история отречения апостола Петра является примером лжи, подкрепляемой клятвой — ведь он клялся, что не знал Иисуса Матф.

Да и само грехопадение произошло из-за лжи Змея, который ловко провел наивную Еву, предложив ей вкусить райское яблочко Быт. С тех самых пор ложь стала неискоренима. Трудно поверить, но истина настолько не востребована в нашей жизни, что вызывает даже… скуку.

Это показали эксперименты американских ученых, в которых участникам строжайше запрещалось лгать. Результат превзошел все ожидания ученых: Они почувствовали усталость, а у некоторых поднялось давление. Выходит, что кристальная правда представляет опасность для нашего здоровья. Именно поэтому в обыденной жизни каждый из нас сталкивается даже не с завуалированной фальшью, а с ложью в чистом виде.

Выбирая в жены невесту, а в мужья жениха — не знаете, верить или нет их словам любви, за которыми может скрываться банальный меркантилизм. Наконец, обнаружив, что на повышение отправили не вас, вы слишком поздно понимаете, что коллега из вашего отдела искусно лгал вам две последние недели, скрывая личную заинтересованность в получении должности. Как видите, ложь занимает очень большое место в жизни. Ведь, поверив на слово официанту в ресторане и съев бифштекс из протухшего мяса, можно скоропостижно и с жизнью расстаться.

В ней мы расскажем о самых простых способах, как распознать подлинные намерения человека. О проверенных методах, как прочесть его истинные мысли. О том, какие черты лица и фигуры выдают характер их хозяина. Как по внешнему виду определить, какие болезни ждут его обладателя в будущем. Как понять человека с первого взгляда только лишь по его манере одеваться и смеяться, по его почерку, стилю эсэмэсок, электронных писем, и даже татуировок. Как вычислить продолжительность жизни свою и окружающих вас людей по взгляду и походке.

И в конце концов — как выведать все самые сокровенные тайны человека. Только знание секретных знаков поможет вам уверенно идти по жизни, точно зная, кто вас окружает и кому можно верить, а от кого стоит ждать подвоха в любой момент. Чуть-чуть Шерлоки Холмсы, даже если в сыщиков играли только в детстве. И чуть-чуть ясновидцы, даже если в роду нет деда-шамана. Помню свою первую встречу с летчиком-космонавтом Георгием Гречко.

Он только пожал мне руку и мельком взглянул на. Я же вежливо улыбалась и вынимала из сумки диктофон и блокнот. Я чуть сумку из рук не выронила. Но Георгий Михайлович признался, что любит разгадывать, как кроссворды, судьбы и проблемы людей с помощью наблюдения и дедуктивного метода.

Так, он уловил обрывок моего разговора с мамой по сотовому телефону: Потом Гречко заметил озабоченный взгляд, почувствовал вялость моего рукопожатия, обратил внимание на торопливость, выдающую желание побыстрее закончить работу. А когда в открытой сумочке увидел таблетки, которые обычно прописывают пожилым людям, то сразу понял, что у меня дома случилось.

Вот и весь фокус! Там перед началом передачи в гримерной я встретилась с известным актером Дмитрием Харатьяном. Нас гримировали на соседних креслах. До этого мы никогда не встречались. Я исподтишка наблюдала за ним — звезда же телеэкрана! А он из вежливости лишь пару раз мне натянуто улыбнулся.

И каково же было мое удивление, когда, выходя из гримерки, Дмитрий заметил, обращаясь ко мне: Харатьян, которого я до этого видела лишь по телевизору — а не он меня! И тут фокус оказался до обидного прост. Дмитрий в гримерке на самом деле очень внимательно наблюдал за мной актеры схватывают все на лету! Так что писатель Артур Конан Дойл устами своего великого детектива Шерлока Холмса очень точно заметил еще в году: А внимательны мы все от природы внимательность — один из важных способов выживания индивида в сообществе, утверждают биологитолько один в большей степени, а другой — в меньшей.

А некоторым удается прочесть любого, даже чужого человека, как книгу, вообще за считанные секунды, не отдавая себе в этом отчета. Вспомните, как вы однажды очутились в незнакомой компании. Поздоровались, представились, присели на предложенное вам место. Более того, вы почти наверняка знаете, кто с кем находится в приятельских отношениях, а кто — в сексуальных. За короткое время вы сами составили досье на нескольких незнакомцев, не обладая никакими экстрасенсорными способностями.

А по прошествии некоторого времени все ваши предположения и наблюдения относительно персон вечеринки оказываются почти на 85 процентов правдой. И самое главное — вы даже не удивляетесь своему ясновидению, а буднично подытоживаете: И снова — почти на 85 процентов. И почти на столько же процентов вы догадываетесь, что вам говорит или о чем спрашивает иностранец, языка которого не знаете.

Как правило, три раза его переспросив совершенно абсурдный поступок на первый взгляд — вы же не знаете языка! И опять без удивления воспринимаете свою фантастическую понятливость как норму. Человек только на 15 процентов получает информацию с помощью слов, по-научному — вербально.

И вообще подсчитано, что любой человек говорит около десяти минут в день, а среднее предложение длится всего 2,5 секунды. Что можно понять за столь короткое время? Поэтому-то остальные те самые пресловутые 85 процентов мы получаем благодаря жестам собеседника, его интонации, взгляду, повороту головы, наклону и позе тела, положению ступней ног, запаху. По-научному, все вышеперечисленное называется невербальными средствами передачи информации. И вот их-то мы ловим точнее и быстрее, чем смысл слов.

Тем более, что они — слова — очень часто бывают лживыми как их распознать — в одной из глав этой книги. Язык же телодвижений всегда правдив. Ответ может многих огорошить, поэтому приготовьтесь. Детский лепет человечества Мы — человечество — только недавно научились говорить. Устная речь появилась всего полмиллиона лет. С точки зрения истории мироздания — полсекунды назад! За это время мозг человека увеличился в размере втрое.

До этого же основной формой передачи эмоций и чувств был язык телодвижений и звуки, издаваемые горлом. Наши предки тренировали это искусство тысячелетиями и передали его по наследству. Но поскольку мы сосредоточены на произносимых словах, большинство из нас не обращают внимания на язык телодвижений. А он играет очень важную роль в нашей жизни. Более того, кажется невероятным, что за тысячи лет эволюции язык телодвижений начали изучать лишь в конце ХIХ века.

Мы являемся представителями приматов — гомо сапиенс. Мы — безволосые обезьяны, научившиеся ходить на двух ногах и обладающие развитым мозгом.

Но, подобно любым другим животным, подчиняемся тем же биологическим законам, и именно биология управляет нашими действиями, реакциями, языком телодвижений и жестов.

Самое удивительное в том, что люди очень редко осознают, что их позы, движения и жесты говорят совсем не то, что они пытаются сказать словами. С момента написания дарвиновской работы ученые выделили и зафиксировали почти миллион! Кроме того, исследования показывают, что невербальные сигналы оказывают в пять раз более сильное воздействие, чем вербальные. А женщины — почти вдвое быстрее! Кстати, именно благодаря этому особому качеству немногим мужьям удается обманывать своих жен.

Сами же женщины с легкостью водят за нос своих благоверных. Просто они гораздо внимательнее относятся к языку телодвижений, чем мужчины. Это показали исследования, проведенные психологами Гарвардского университета.